Содержание

Теория кредита и торговых кризисов

Сущность денег Милль анализирует, исходя из простой количественной теории денег и теории рыночного процента. Он подчёркивает, что одно лишь увеличение количества денег не ведёт к росту цен, если деньги припрятываются в запасы, или если увеличение их количества соразмерно увеличению объёма сделок (или совокупного дохода). кредиты для пенсионеров работающих

Норма процента подвержена изменениям из-за изменений в спросе и предложении ссудных фондов независимо от нормы прибыли. Однако в точке равновесия рыночная норма процента должна сравняться с нормой прибыли на капитал. Поэтому в конечном итоге норма процента определяется реальными силами.

Величину процентной ставки Милль связывается также с действием «закона Юма», управляющего притоками и оттоками золота в страну и из страны. Он показывает, что приток золота снижает норму процента, даже если это ведёт к повышению цен. Как только норма процента падает, краткосрочные капиталы утекают за границу, что выравнивает валютный курс. Соответственно Центральный банк может защитить свои резервы, повышая учётный процент и способствуя этим росту рыночного процента. Рост нормы процента привлекает капитал из-за рубежа, растёт спрос на внутренние векселя, которые становятся выгодным менять на золото, и изменение валютного курса происходит в обратном направлении. В итоге происходит его выравнивание.

Инфляция, говорит Милль, повышает норму процента, когда она вызвана государственными расходами, финансируемыми путём выпуска неконвертируемых в золото бумажных денег. Рост цен снижает реальную величину долгов и потому работает в пользу дебиторов и против кредиторов.

Затем Милль переходит к рассмотрению природы кредита к его роли в экономике. Здесь Милль проявляет глубоким и оригинальным исследователем, а не просто талантливым популяризатором идей Смита и Рикардо: «Кредит не увеличивает производительные ресурсы страны, но благодаря ему они более полно используются в производительной деятельности». Источником кредита служит капитал в денежной форме, не имеющей в данное время производительного употребления. Главным инструментом выдачи кредита под процент становятся депозитные банки. При этом банковский кредит будет влиять на цены так же, как повлиял бы на них рост предложения золота.

Одновременно Милль попытался, и небезуспешно, найти сферу применения как «банковской школе», раскритикованный Рикардо и Торнтоном, так и «валютной школе», созданный ими. Милль вводит различие между статичным и спекулятивным состояниями рынка. Если рынок статичным, то в нём действует «закон обратного притока», автоматически создающий преграду для избыточной эмиссии. Однако в спекулятивном состоянии рынка, когда каждый ожидает повышения цен, банковский кредит и в самом деле может беспредельно расти, даже если банки будут руководствоваться только правилом «реальных векселей». Позиция Торнтона в этом случае совершенно правильна. Одновременно Милль защищает спекуляцию товарами как метод выравнивания колебаний цен.

Кредит радикально меняет торговую конъюнктуру, расширяя платёжеспособный спрос и воздействуя на предложения субъектов. «Когда существует общее мнение, что цена какого-нибудь товара, по всей вероятности, должна повыситься ., торговцы проявляют склонность получать прибыль от ожидаемого роста цен. Уже сама по себе эта склонность способствует осуществлению ожидаемого результата, т.е. росту цен, и если этот рост значителен и идёт всё дальше, это привлекает других спекулянтов . Они совершают новые покупки, что увеличивает объём выданных ссуд и, тем самым, рост цены, для которого в начале были известные разумные основания, . выходит далеко за пределы этих оснований. Спустя некоторое время рост цены прекращается, и держатели товара, считая, что наступило время реализовать свою прибыль, спешат продать его. Цена начинает падать, владельцы товара во избежание ещё больших потерь устремляются на рынок, а так как при таком состоянии рынка покупателей бывает мало, цена падает гораздо быстрее, чем поднималась».

Малые колебания такого рода происходят и при отсутствии кредита, но при неизменном количестве денег ажиотажный спрос на одни товары уменьшает цены других. Но при использовании кредита экономические субъекты «черпают из бездонного, ничем не ограниченного источника. Поддерживаемая таким образом спекуляция может охватить . даже все товары сразу». В итоге возникает торговый кризис.

Для торгового кризиса типично «быстрое падение цен после того, как они возросли под влиянием . спекулятивного оживления . Казалось, они должны были бы снизиться только до того уровня, от которого начиналось их повышение, или до того, который оправдывается потреблением и предложением товаров. Однако они падают гораздо ниже, поскольку . когда каждый несёт потери, а многие терпят полное банкротство, даже солидные и известные фирмы с трудом могут получить тот кредит, к которому они привыкли . Это происходит потому, что . никто не чувствует уверенности в том, что часть его средств, которую он отдал взаймы другим, возвратится к нему во время . В чрезвычайных условиях эти доводы разума дополняются паникой . Деньги занимают на короткий срок и почти под любой процент, а при продаже товаров на условиях немедленного платежа не обращают внимания ни на какую потерю. Итак, во время торгового кризиса общий уровень цен падает на столько же ниже обычного уровня, на сколько он стал выше его в течение предшествовавшего кризису периода спекуляции». По существу, это первое в истории экономической мысли изложение денежной стороны динамики экономического спада.

Перейти на страницу: 1 2